Финансы / Кредит

Товарообмен как перемещение товара из рук в руки, обмен услугами являются той почвой, где могут возникнуть и возникают отношения по поводу кредита.

Новости

чистая прибыль

В соответствии с действующим российским законодательством чистая прибыль, полученная акционерным обществом (далее - АО) в результате своей финансово-хозяйственной деятельности, может распределяться между акционерами (участниками) данного юридического лица, а может оставаться в распоряжении АО (на финансирование капитальных вложений, на финансирование выплат социального характера и пр.). Таким образом, прибыль, оставшаяся в распоряжении АО, является «нераспределенной» между акционерами (участниками) прибылью.

Американский буржуазный экономист, статистик и математик И. Фишер (1867 1947 гг.) отрицал трудовую стоимость и исходил из "покупательной силы денег". Пытаясь математически обосновать количественную теорию денег, Фишер выделил 6 факторов, от которых зависит "покупательная сила денег"М количество наличных денег в обращении;

V скорость обращения денег;

Р средневзвешенный уровень цен;

О количество товаров;

М1 сумма банковских депозитов;

V1 скорость депозитно-чекового обращения.

Полагая, что сумма денег, уплаченных за товары, равна количеству товаров, умноженному на уровень товарных цен, Фишер вывел "уравнение обмена"MV = PQ.

Фишер хотя и употребляет в своей работе знак суммирования , но не как сложение цен всех товаров, взятых в отдельности и каждый со своей ценой, а как сложение результатов произведений товаров определенного вида на средневзвешенную для них цену. "Правая сторона управления, - пишет Фишер, - представляет собой сумму членов вида PQ цена,

умноженная на купленное количество. В математике принято обычно сокращать такую сумму членов, имеющих одинаковую форму, пользуясь значком "" как символом суммирования. Этот символ вовсе не означает величины как символы M, V,P, Q и так далее. Он указывает только на действие сложения и должен читаться следующим образом: "сумма членов следующего типа". Поэтому уравнение обмена может быть изображено таким образом: MV = PQ1.

Эта формула предназначена для обоснования количественной теории денег с математической точностью. Из функциональной зависимости уравнения, имеющего одинаковое значение для левой и правой частей, Фишер делает односторонний вывод о том, что цены товаров Р прямо пропорциональны количеству денег в обращении (скорость их обращения у Фишера принята за величину постоянную) и обратно пропорциональны количеству товаров (эта величина у Фишера почти постоянная). Таким образом, получается, будто куча товаров столкнулась на рынке с грудой денег, при этом товары, не имевшие ранее цены, теперь ее приобретают в зависимости от объема денежной массы. Сущность количественной теории денег Фишер определяет следующим образом: "…из того простого факта, что деньги, затраченные на блага, должны равняться количеству этих благ, умноженному на их цены, следует, что уровень цен должен повышаться или падать в зависимости от изменения количества денег, если в то же время не будет происходить изменений в скорости их обращения или в количестве обмениваемых благ".

Ошибки Фишера заключались в следующем:

Во-первых, он берет вместо суммы цен товаров PQ произведение средневзвешенной цены на количество всех товаров PQ, так как, по мнению представителей количественной теории денег, товары поступают на рынок без цены. Теория трудовой стоимости исходит из того, что товар выходит на рынок с ценой, а следовательно, нельзя отрывать цены от товаров.

Во-вторых, рассматривая длительные отрезки времени, Фишер условно принял переменные величины V и Q за стабильные, после чего зависимыми переменными величинами остались только две количество денег и цены. В действительности же количество товаров (в силу циклического характера капиталистического воспроизводства) и скорость обращения денежных единиц изменяются и существенно влияют на денежное обращение и

ценообразование.

В-третьих, из функциональной зависимости двух переменных (цен и денежной массы) Фишер делает односторонний вывод о причине и следствии. Он пишет: "Уровень цен является следствием и не может быть причиной изменений в других факторах уравнения обмена". И далее: "Главное же наше заключение состоит в том, что мы не нашли ничего противоречащего истине количественной теории, утверждающей, что изменение количества денег (М) вызывают нормально пропорциональные изменения в ценах"1.

Анализируя металлическое обращение, К. Маркс показал обратную зависимость между ценами товаров и денежной массой: "…количество находящегося в обращении золота определяется товарными ценами…"2. К. Маркс не отрицал воздействия денежной массы на цены товаров при бумажно-денежном обращении, но это не противоречит сформулированному им закону о количестве денег, определяемому существующей суммой цен товаров. Практика ГМК подтвердила, что рост товарных цен обусловлен рядом факторов, включая политику монополий, а не только денежной массой. Таким образом, причинность роста цен, выводимая И. Фишером только из количества денежных единиц, не подтверждается практикой ни металлического, ни бумажно-денежного обращения

В-четвертых, формула Фишера MV = PQ по существу представляет собой тавтологию, так как деньги, по его мнению, лишь "покупательная сила", или оплата покупок, а товары и цены представляют величину продаж. Здесь нет ничего кроме констатации тождества между продажей товаров и услуг и их денежной оплатой. "Сумма затраченных денег, - пишет Фишер, - равна средней сумме денег в обращении, умноженной на скорость их обращения или оборота. Таким образом, Е или MV выражают денежную часть уравнения обмена. Обращаясь к товарной части уравнения, мы будем иметь дело с товарными ценами и количествами обмениваемых товаров"3.

Ошибки Фишера состоят в том, что он выводит цены из столкновения товаров и денег в сфере обращения, игнорируя процессы, протекающие в материальном производстве, без чего нельзя понять связь ценообразования со стоимостью товаров.

Наибольшее число сторонников "трансакционного варианта" количественной теории денег составляют монетаристы во главе с М. Фридменом, К. Бруннером и А. Х. Мельтрецом. Исходя из моделей равновесия в экономике (А. Маршалла и Л. Вальраса) они считают, что оно и сейчас достигается автоматически путем изменения "относительных" цен, или цен на отдельные товары, а главным предметом исследования должен быть переход от одного уровня равновесия к другому, то есть "абсолютный" общий уровень цен. Причину изменения этого уровня они выводят из величины денежной масс. Фридмен относит к денежной массе не только наличные деньги (банкноты и монеты), но и все депозиты коммерческих банков как до востребования, так и срочные. Динамику национального дохода и уровня цен он рассматривает как явления, производные от денежной массы, заявляя, что "длительные колебания цен правильно отражают колебания денежного запаса на единицу продукции".

Современные монетаристы внесли ряд новых моментов в количественную теорию денег своих предшественников. Во-первых, они отказались от утверждения о пропорциональности динамики денежной массы и цен, сохранив лишь одностороннюю причинно-следственную связь. Во-вторых, они признают необходимым учитывать изменения скорости обращения денежной единицы, но не придают этому фактору большого значения. В-третьих, они отказались от сформулированного Фишером условия постоянства товарной массы при анализе длительных периодов. В-четвертых, их денежная теория связывается с производством, поскольку динамика денежной массы у них имеет первостепенное значение для объяснения колебаний в процессе воспроизводства. Отсюда делается вывод, что денежно-кредитная политика является наиболее эффективным инструментом регулирования экономического развития.

Несмотря на новые моменты, теория М. Фридмена в основном опирается на концепцию И. Фишера. Количественная теория денег в трактовке Фридмена есть разновидность теории предложения применительно к деньгам. Предложение денег, по Фридмену, определяется количеством денег, создаваемых государством или банковской системой. Он считает, что изменение спроса на деньги протекает медленно, тогда как предложение денег меняется гораздо чаще и вне связи с денежным спросом. Следовательно, спрос на деньги принимается за величину, близкую к постоянной, а определяющим становится избыток предложения денег. Последнее разъясняется следующим образом: "Предположим, что номинальное количество денег, которое население имеет в определенный момент времени, соответствует по текущим ценам большему количеству, чем оно хочет иметь. Тогда люди будут стремиться избавиться от того, что они рассматривают как свои избыточные денежные остатки… Если цены и доход могут свободно изменяться, то попытка израсходовать больше

увеличит объем расходов и поступлений, выраженных в номинальных единицах, приведет к надбавке в ценах, и возможно также, к увеличению продукции"2.

Концепция М. Фридмена выражается формулой, которая лишь внешне отличается от формул И. Фишера и А. Пигу, а по существу призвана обосновать ту же самую одностороннюю причинную связь между денежной массой и ценамиM = KPY, где

М количество денег;

К отношение денежного запаса к доходу;

Р индекс цен;

Y национальный доход в неизменных ценах (или его физический объем).

Отсюда сделан вывод, что изменение денежной массы (М) может сопровождаться соответствующим изменением в любой из трех величин правой части уравнения, то есть рост денежной массы может привести либо к повышению цен (Р), либо к увеличению реального национального дохода (Y), либо к изменению коэффициента, отражающего отношение денежного запаса к доходу. Как все представители количественной теории, Фридмен идет от денежной массы к ценам и даже не ставит вопрос о возможности обратной связи, игнорируя практику монополистического ценообразования. Однако последняя свидетельствует об обратной связи между ценами и денежной массой, вскрывая несостоятельность разнообразных вариантов количественной теории денег.

Современный монетаризм характеризуется преувеличением роли денег в экономике. В действительности национальный доход и его динамика определяются не денежными, а реальными факторами: производительностью общественного труда и численностью занятых в производственном процессе. В основе циклического движения производства лежат противоречия капитализма, а не денежное обращение. Современному монетаризму присущ коренной методологический порок он проникнут меновой концепцией, ставит во главу угла не производство, а обращение.

Основателями этой концепции являются английские экономисты А. Маршалл, А. Пигу, и Д. Робертсон. Наиболее полно она разработана в трудах А. Пигу и Д.Патинкина. В "трансакционном варианте" И. Фишера деньги выступают только в функциях как средство обращения и средства платежа. Пигу добавил еще одну функцию накопления и придал ей особое значение. Однако оба варианта количественной теории денег игнорируют функцию денег как меры стоимостей, их роль как всеобщего стоимостного эквивалента. Количественная теория денег Фишера исходила из анализа предложения денег. Кембриджская школа во главу исследования поставила

спрос на деньги, который она рассматривает наравне со спросом на товары и услуги. Если для Фишера определяющим является нахождение денег в обращении, то для кембриджской школы главное заключается в том, что на деньги есть особый спрос, и они остаются как раз вне обращения у отдельных лиц и предприятий в виде "кассовых остатков". В отличие от Фишера, анализировавшего глобальные величины всего общественного капитала и общий уровень цен, Пигу акцентировал внимание на индивидуальных капиталах и поведении их владельцев, на "относительных" ценах, а не на "абсолютном" их уровне. Его интересуют мотивы, заставляющие отдельных субъектов держать у себя определенный запас денег.

К "кассовым остаткам" Пигу относит наличные деньги и остатки на текущих счетах. Таким образом, Пигу определяет количество денег как сумму кассовой наличности населения и предприятий. По мнению Пигу, нельзя установить общее количество денег, но каждый человек в состоянии решать, какую часть своего дохода он хочет иметь в денежной форме. Если все люди захотят держать меньшую, чем прежде, часть дохода в денежной форме, то они будут расходовать деньги, в результате чего товарные цены повысятся. Напротив, если все предпочтут перевести большую часть дохода в денежную форму, то в результате накопления денег расходы уменьшатся, а спрос на товары и цены понизится. Хотя подход Пигу к анализу денег отличается от подхода Фишера, но существу, он не вышел за рамки количественной теории, так как устанавливает прямую связь между деньгами и ценами. Это подтверждает и формула ПигуM = KPY, или P =

которая при внимательном рассмотрении совпадает с "уравнением обмена" Фишера. В приведенной формуле

Различие в формулах Фишера и Пигу заключается в том, что в первой используется показатель скорости обращения денежной единицы V, а во второй коэффициент К, который является обратным по значению показателю V. Если заменить в формуле Пигу коэффициент К, то получается формула Фишера.

Пигу признавал: "На первый взгляд можно подумать, что две формулы находятся

в резком противоречии. Но в действительности легко показать, что они вполне соответствуют друг другу." это, по его словам, доказывается тем, что "когда люди решают держать половину прежних ресурсов в форме титулов на законные платежные средства, то это означает, что скорость обращения удвоилась".

Сходство двух разновидностей количественной теории проявляется в том, что если И. Фишер исходил из постоянства V и Q при анализе длительных отрезков времени, то А. Пигу принимал за постоянные показатели К и Q, а следовательно, оба оставляли одни и те же переменные М и Р и выводили причинность роста цен (Р) из изменения денежной массы (М). Таким образом, кембриджский вариант количественной теории денег страдает теми же пороками, что и ее разновидность, выдвинутая Фишером.

С середины 50-х годов наблюдается возрождение неоклассического направления в буржуазной политической экономии и базирующейся на нем кембриджской версии количественной теории денег. Наиболее крупным представителем этой теории является Д. Патинкин. К новой кембриджской школе принадлежат английские экономисты: У. Годли, Ф. Криппс, К. Кутс, Р. Тарлинг, М. Фезерстон.

Д. Патинкин в работах "Деньги, процент и цены" (1956 г.) и "Кейнсианская денежная теория и этапы ее развития" (1976 г.) исходит из причинной прямо пропорциональной зависимости между массой денег и ценами. Однако он проводит четкое различие между "относительными" ценами, то есть ценами на отдельные товары, и "абсолютными" ценами, или их общим уровнем. Он пытается тем самым устранить противоречие между микроэкономическим подходом кембриджской школы, рассматривавшей спрос и предложение индивидуумов, и макроэкономическим подходом Фишера, изучавшего "общий уровень цен" независимо от "относительных цен".

Как и А. Пигу, исходивший из поведения собственников индивидуальных капиталов и установления "относительных" цен, так и И. Фишер, бравший за основу "общий уровень" цен, игнорировали взаимосвязь этих двух явлений. Параллельный анализ двух уровней цен получил название "классической дихотомии".

Д. Патинкин сделал попытку связать эти два уровня через эффект "кассовых остатков", или "резервов". Он считает, что нужно исследовать полезность не израсходованных денег, а сохраненных, накопленных. Тем самым спрос на деньги приобретает самостоятельное значение наряду с потреблением и инвестициями. Следовательно, теория денег становится одновременно вариантом теории доходов и теории "предельной полезности". Патинкин

отказывается от неоклассического понятия "нейтральности денег", наделяя их полезностью, равнозначной полезности предметов потребления и инвестиционных товаров. По его мнению, деньги получают стоимость благодаря своему свойству полезности в качестве "кассовых остатков", которые могут быть использованы на различные цели. Он рассматривает "кассовые резервы" как наиболее ликвидную форму инвестиций в ценные бумаги, а затем уже в реальный капитал.

Патинкин связывает использование доходов на три цели (потребление, инвестиции и "кассовые резервы") как с установлением "относительных" цен, так и с "общим уровнем цен". Однако ему не удалось избавиться от ошибок, присущих количественной теории денег. Он лишь усложнил простую форму пропорциональной зависимости денежной массы и цен тем, что ввел спрос на деньги как на "кассовые остатки", а, следовательно, активная роль денежной массы стала определяться не только эмиссией, но и изменением "кассовых резервов".